Уважаемые депутаты!
Уважаемые участники Парламентских слушаний!


Рассматриваемый вопрос без всякого преувеличения можно назвать судьбоносным для нашего государства. Этот тезис не требует даже какой-то простейшей апологетики. В своем выступлении я хочу коснуться лишь некоторых аспектов в существующих сегодня проблемах законодательного обеспечения общеобразовательного процесса в нашей республике, а также содержательной части проекта.

belekov17.jpg У нас как и по всей России широко обсуждаются рабочие материалы проекта федерального закона «Об образовании в Российской Федерации. В ходе обсуждения этого важного документа, который не менялся с 1993 года, было высказано немало критических замечаний (вплоть до категоричных), что основные его положения не были выполнены, он не адаптирован к рыночным отношениям. Особо остановились эксперты на вопросе статуса педагогических работников, предметов совместного ведения федеральным центром и субъектом Российской Федерации.

Развернута дискуссия–считать или нет образовательный процесс услугой. По моему глубокому убеждению причислить образование к услугам, как это мы делаем сегодня в медицине, никак нельзя. Образование—это не услуга, это–государственная политика. У учителя на протяжении всей нашей истории особая роль, поскольку он осуществляет государственную политику. Он – «государев» человек, и общество должно, наконец-то, определиться с его истинным статусом.

Кроме того, внедрение понятия рынка образовательных услуг в сознание граждан вызывает сопротивление. По нашему мнению, обращение ученика в потребителя услуг, учителя в продавца, родителя в плательщика может ухудшить ситуацию. Весьма вероятно, что законодательно оформленная коммерциализация большинством граждан воспринимается как процесс ликвидации бесплатного обучения и превращения школы в базар, где «хороший товар» может оказаться не каждому по карману.

В России любят еще с XVIII века ссылаться на западный опыт, априори полагая, что у «них» все намного лучше, чем у нас, и нам следует перенимать «их» опыт. С данным утверждением не согласны, хотя бы уже по той причине, что каждое государство имеет свою самобытную историю, культуру и модель развития, а его граждане обладают особым менталитетом. Образование является «тонкой материей», и копировать те или иные западные модели было бы опасно и ошибочно. Школа не должна думать о том, как ей зарабатывать деньги, она должна думать о том, как ей обучать детей и как их воспитывать.
Официальная коммерциализация среднего образования, предложение российской школе выйти на рынок и торговать «образовательными услугами», гибрид под одной школьной крышей платности и бесплатности–путь для образования крайне опасный.

В этой аудитории я бы хотел донести нашу позицию по определению понятия, функций и целей содержания национально-регионального аспекта государственно-образовательного стандарта. Заслуживает внимания мнение большинства его авторов, которые определяют содержание национально-региональной составляющей образования как среду Гуманитаризация: изучения родного языка и литературы, истории, географии родного края. Народных промыслов, обычаев. Традиций и других факторов этногенеза, регионального бытия.

На примере нашего региона можно сказать, что введение национально-регионального компонента позволило добиться среди учащихся хорошего знания родного языка как на коммуникативной, так и грамматической основе. И что особенно важно в условиях современной России – наши ученики стали двуязычными, они воспринимают и русский язык как родной. Каждый ребенок-алтаец, заканчивая как национальную, так и смешанную школу, глубоко осознает, что он россиянин, где один государственный язык – русский, что у нас единое культурное пространство. Именно такой подход позволил воспитать конкурентоспособное поколение нашей молодежи.

Считаю, что у нас есть время проработать данную проблему на федеральном уровне – в Совете Федерации РФ, Государственной Думе РФ, в период обсуждения и принятия нового базового федерального закона, потому что эта норма, хотя имеет издержки, в ней на мой взгляд, не до конца учитываются особенности субъекта. Упущение в 2007 году национально-регионального аспекта и размытое, на мой взгляд, нововведенное определение этой важной составляющей в действующем образовательном законодательстве привнесет противоречия в федеративное устройство нашего государства.

Все это совершенно не означает, что у нас в республике нет проблем с преподаванием, развитием и функционированием алтайского языка.
Мы на уровне региона осознаем, что необходимо выработать и реализовать новые подходы в этом направлении, укрепляющее единое общефедеральное культурное пространство. Особенно это касается наличие современных региональных образовательных программ, роста методической культуры в организации образовательного процесса и т.д.

И здесь законодателям есть над чем поработать. Считаю, созрела необходимость принять законодательный Акт по развитию и сохранению национально-региональных особенностей, ориентированный на духовную культуру личности в ее конкретно историческом выражении, как условие воспроизводства этнокультурных и исторических корней личности и ее гражданской активности, патриотического воспитания российского человека в современном общецивилизационном процессе.

Очень сложным видится также решение проблемы малокомплектных школ.
Существование сельских школ определяет существование села как такового. И малокомплектные школы сегодня–это основной очаг образования и культуры. На селе люди всегда имеют работу и перспективу. А школа дает надежду! Даже если детей мало, но школа работает, все равно остается надежда, что жизнь станет лучше. Если финансирование малокомплектных школ будет происходить не по нормативу, а с учетом потребностей – это, безусловно, плюс.

Необходимо учитывать специфику отдельных населенных пунктов. Социокультурные особенности таких мест в системе российского образования никак не вычленяются из общих положений. А ведь культурные факторы и факторы профессиональной направленности (в т.ч. работа в сфере сельского хозяйства) в таких местах значительно отличаются от единых образовательных стандартов. Пособия, рекомендуемые Министерством образования РФ, унифицированы под общую систему, что также негативно сказывается на итоговом качестве образованности выпускников малокомплектных школ.

В сложившейся ситуации недостаточное вложение средств в развитие сельских школ и инфраструктуры села приводит к исчезновению с карт областей России поселений, которые имеют свою историю, связывающую несколько поколений крестьянской семьи. Люди теряют свои корни, реальное ощущение малой Родины и самого себя. Далее нет необходимости комментировать возможные негативные последствия в масштабах всей страны.

Необходимо развивать инфраструктуру малонаселенных регионов, делать их привлекательными для проживания, тогда и проблема в недостатке обучающихся отпадет сама собой.

Нашу позицию разделяет и лидер партии «Единая Россия» Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин.
Цитирую: "... но есть в стране такие места, где без малокомплектных школ просто не обойтись, и проблемы таких школ нужно решать в ручном режиме и не грести под одну гребенку".

Благодарю за внимание!