Всероссийская перепись населения, которая прошла в 2010 году, продолжает привлекать внимание федеральных и региональных органов власти. Итоги переписи, опубликованные в центральных СМИ, дают представление о нынешней ситуации в стране, как в социально-экономическом, культурном или демографическом, так и в этническом отношении.

Результаты переписи позволяют также определить стратегические задачи по всем направлениям дальнейшего развития—для этого она, собственно говоря, и проводилась.

Что показала прошлогодняя перепись для отдельно взятой Республики Алтай? С этого вопроса начался наш разговор с Председателем Государственного Собрания-Эл Курултай РА Иваном Белековым.

-Проведенная в прошлом году перепись помогла нам ответить на самые главные вопросы последнего времени: в каком состоянии находимся мы сейчас после того отрезка времени, который начал свой отсчёт в год создания республики, и куда мы движемся в своем развитии? Для нас был важен, кроме того, анализ в соотношении сельского и городского населения, чтобы видеть четкие ориентиры в миграционной политике. Если же говорить о кадровой политике, то здесь нужны конкретные данные, показывающие, каким стало соотношение молодежи и ветеранов труда, и намечается ли рост ее численности в общей структуре трудоспособного населения.

В наше время ни для кого не секрет, что причиной народных волнений во многих случаях выступает как раз безработица среди молодежи, вот почему нам нужно сегодня выстраивать грамотную молодежную политику. Приходит время, когда мы должны уходить от разговоров общего характера о том, что «надо развивать производство», от расплывчатых призывов к тому, чтобы «создавать новые рабочие места».

Вопрос в том, каким должно быть производство в условиях Горного Алтая, и каким должен быть труд современной молодежи–малоквалифицированным или имеющим интеллектуальный характер? И вот здесь сами собой возникают вопросы, связанные с уровнем образованности нашей молодежи.

c_200_250_16777215_00_images_stories_2011_news_deputaty_beperepis_28.12.jpg-Иван Итулович, Вы считаете, что итоги переписи в большей степени ориентированы в будущее, нежели в день сегодняшний?
-Именно так! В спорах последнего времени о статусе нашей республики, о проблемах «укрупнения» мы как-то упустили стратегические задачи, а они всегда есть у каждого перспективного региона. Мы видим, как растет сейчас интерес к нашей республике как со стороны федерального центра, так и по линии международного сотрудничества. А это значит, что пришло время определиться со стратегическими задачами, и здесь решающее слово должно принадлежать молодежи.

Завтрашний день республики—это наша молодежь, которая получает сейчас образование и в скором времени будет готова к тому, чтобы держать ответ перед новыми вызовами наступившего XXI века. Нам нужно сегодня не просто «производство», а такая экономика, которая отвечала бы возрастающим требованиям экологии, и, может быть, сама Природа ждет появления в нашем регионе высокотехнологичных производств, которые могут развиваться только в условиях экологически чистых мест. Готовы ли мы к тому,  чтобы развивать ноосферный способ производства? Это еще один вопрос, который вытекает из того анализа, который предпринимается сейчас в отношении качественного состава нашего населения.

-А что можно сказать, если сравнивать итоги переписи по Республике Алтай с другими регионами?
-По Сибирскому федеральному округу наша республика, как и соседняя Тыва, показывает в последние 8 лет стабильный демографический рост. При том, что население нашего округа в целом сокращается, и одна из причин—люди уезжают из Сибири в европейскую часть страны, а кто и за ее пределы. По итогам переписи мы видим рост населения по Северо-Кавказскому региону, также по Москве и некоторым крупным мегаполисам. Если в городах население растет по причине миграции, то национальные окраины сохраняют демографический рост по причине того, что в большей степени, как мне кажется, сумели сохранить народные традиции и семейные ценности.

Нас беспокоит, конечно же, нынешняя ситуация в центральной России. Что нужно сделать для того, чтобы выправить демографическую ситуацию в центре страны? Мне вспоминается выступление одного из российских политиков, который сказал о том, что «русский крест» оказался очень тяжелым, и самое время заняться демографическими проблемами государствообразующего народа на высоком государственном уровне. И, во-вторых, как мне кажется, новому руководству страны, которое придет к власти в марте будущего года, предстоит большая работа, связанная с защитой интересов русских, живущих сейчас в бывших союзных республиках.

-Иван Итулович, весной 2009 года у нас в республике шли дискуссии, вызванные подготовкой к научно-практической конференции «Единство этнического разнообразия—основа устойчивого развития Республики Алтай». Многим было непонятно, почему республиканский парламент выступил организатором этой конференции. Что можно сказать по этому поводу сейчас, когда известны результаты переписи?
-Сказать можно то, что своих целей конференция достигла: алтайский народ сохранил свое единство, более того, он вырос в численном отношении—нас теперь 73 тысячи человек. Я должен уточнить: прежде, чем начинать подготовку к этой конференции, мы провели серию консультаций с ведущими учеными нашей республики, г.г.Новосибирска и Москвы, посоветовались с представителями этнических сообществ, творческой интеллигенции, и только после этого было решено вынести заявленную тему на всенародное обсуждение.

Мы должны понимать, что роль и место этнических процессов в развитии региона в наши дни только возрастает. Если не заниматься этой проблемой, то она может перерасти в фактор дестабилизации. С другой стороны, если этому уделять серьезное внимание, то у нас появляется фактор устойчивого развития. Важнейшим результатом проведенной конференции я считаю то, что в ее работе участвовали представители всех этнических и субэтнических групп Алтая, подтвердивших в ходе переписи, что они составляют единый алтайский народ.

При том, что у нас в республике никогда не было никаких форс-мажорных обстоятельств, мы просто поработали на опережение. Мы задались вопросом: а что в действительности происходит внутри алтайского народа? Если пустить дело на самотек, то к чему может привести деление нашего народа на «северных» и «южных», «таежных» и «полутаежных» алтайцев? С другой стороны, нет ли предпосылок к тому, что нынешнее деление на сеоки может привести к появлению новых «малочисленных народов»? Давайте будем говорить прямо: эти вопросы обсуждались внутри нашего народа, и оставлять их без внимания мы не могли.

-Как Вы думаете, дробление алтайского народа на пять-шесть «коренных малочисленных» могло каким-то образом отразиться на статусе республики?
-Статус Республики Алтай определяется не только этими критериями. Но, прежде всего, насколько сегодня регион развивается с экономической точки зрения, улучшается социальный статус людей, благополучие народа, стремление трудиться и своим трудом создавать благополучие. Конечно же, и от вопросов национального развития и самосознания, межнационального согласия, межконфесиионального уважения. Наша республика, безусловно, богата в этом отношении.

-В последнее время мы как-то стали забывать о тех преимуществах, которые получил алтайский народ с появлением сначала Ойротской, а впоследствии Горно-Алтайской автономной области. Как Вы считаете, этот опыт требует нашего переосмысления?
-Да, конечно. Вся современная культура алтайского народа формировалась в советское время. Политика советского государства в области образования и здравоохранения тоже заслуживает всяческого уважения. Горный Алтай развивался на равных со всеми соседними регионами, находясь до 1937 года в составе Западно-Сибирского края—как и сейчас, впрочем, в рамках Сибирского федерального округа.

Наш народ, имея внутри себя древнейшие корни через те или иные сеоки, на самом деле относится к числу самых молодых народов России. Мы находимся в новой стадии этногенеза, и для нас было великим благом создание Горно-Алтайской автономной области. Академик Л.Потапов при всех его идеологических заблуждениях абсолютно прав, когда называет «важнейшей вехой в становлении алтайского народа» обретение статуса автономной области. Достаточно обратиться к судьбам кумандинцев в соседнем Алтайском крае или телеутов и шорцев в Кемеровской области, чтобы согласиться с его правотой. Так что нынешний статус республики—это естественное продолжение того статуса, который был у нас в советское время.

-А есть ли какие-то моменты, связанные с проведением конференции, которые указывают на то, что некоторые вещи оказались упущенными?
-Да, нам не удалось привлечь к участию в ее работе представителей того же телеутского этноса, хотя и выступил от их имени наш земляк Н.Паштаков, известный театральный режиссер. Мы не должны забывать, что новейшая культура Горного Алтая начиналась с подвижнического труда лучших представителей телеутов, из прославленной династии Чевалковых, а позднее Г.И.Чорос-Гуркина и ряда других.

Кстати, еще Леонид Потапов отметил, что литературный алтайский язык имеет основы телеутского диалекта. В работе конференции могли бы также участвовать представители Горной Шории, тем более, что мы теперь связаны с соседями прямым транспортным сообщением. Но, как мне кажется, впереди у нас будут новые конференции, и эти недоработки будут учтены.

-Можно ли сказать, что внутриэтнические противоречия накануне переписи населения были характерны только для алтайского народа?
—Нет, конечно. В соседней Тыве снова обсуждалась проблема тоджинцев, а в Мордовии шли споры между представителями двух субэтносов–эрьзя и мокша; татары отправляли свои пожелания во все российские регионы, где проживают их соплеменники, убеждая их в том, что нет таких народов, как «чулымцы» или «мишары», или «кряшены» (от слова «крещёные»). Да и внутри русского народа шли споры: есть ли такие народы, как казаки или поморы, сибиряки или чалдоны. Так что, в этом смысле алтайский народ вовсе не был одиноким.

А взять, к примеру, аварцев: там у них тоже есть свои «сеоки»—такие, как, например, андийцы, бештинцы, гинехудцы и т.д. И что мы увидели бы сегодня в Дагестане на примере самого многочисленного народа? Как отразилось бы на внутриэтнических процессах в этой республике исчезновение единого 912-тысячного аварского народа? К счастью, аварцам тоже хватило мудрости для сохранения своего единства.

-Если говорить о результатах переписи, можем ли мы считать рост численности алтайского народа главным достижением?
—Да, наш народ численно вырос за последние восемь лет на 7 тысяч человек. Много это или мало? На фоне общего снижения численности населения России такой итог обнадеживает, тем более, что рост численности нашего народа—на уровне 10%. А если бы такой же прирост населения был по всей России… Как уже говорил, у современного поколения меняются семейные ценности, и, скажем, в средине ХХ века нормой считали у нас в Горном Алтае 5-6 детей в семье, а сейчас это уже 3-4 ребенка. Но дело даже не в количественном росте, о чем я тоже упомянул. Нам важен сегодня качественный состав населения, уровень его образованности, уровень профессионализма в той или иной сфере деятельности.

Перепись показывает, как изменяется динамика по тем или иным заболеваниям, как обстоит у нас с проблемами алкоголизма и наркомании, и есть ли тенденция к росту суицидов. Наряду с положительными изменениями мы должны отслеживать также все негативные явления, учитывать их при формировании стратегического курса.

-Предположим, что у нашего региона не было бы статуса республики. В соседнем Алтайском крае заметен демографический спад, и в случае, если бы наша территория входила по-прежнему в состав края, ситуация у нас была бы такой же? Как Вы считаете?
-Прямую зависимость в данном случае выявить крайне затруднительно, но тем не менее все жители республики согласятся со мной в том, что благодаря республиканскому статусу нам теперь гораздо легче решать через Москву все вопросы, связанные с социально-экономическим развитием, а это тоже влияет, в свою очередь, на качество жизни и демографические процессы. Из нашей республики сегодня наблюдается минимальный отток трудоспособного населения, и это крайне важно для ее будущего.

При оптимальной демографии всегда легче решать проблемы, связанные с развитием инфраструктуры республиканского центра, с развитием агропромышленного комплекса, лесного хозяйства, транспорта, строительства, туризма—всех отраслей экономики, призванных стать приоритетными. С другой стороны, по результатам переписи мы можем судить, насколько консолидировано наше общество, умеем ли мы договариваться и создавать в республике благоприятный инвестиционный климат. Нет ли каких-то перекосов в той или иной сфере деятельности? Баланс интересов—вот что крайне важно для устойчивого развития, и закладывать этот баланс мы должны, исходя из результатов проведенной переписи.

-А в этих результатах учтено число алтайцев, владеющих родным языком? Насколько важен этот фактор для дальнейшей самоидентификации Республики Алтай на общероссийском уровне?
-Судя по предварительным данным, число алтайцев, свободно владеющих родным языком, за последние восемь лет осталось на прежнем уровне. Но я хотел бы сделать акцент на том, что  одного лишь знания родного языка явно недостаточно для национального самосознания.

Опыт нашего культурно-исторического развития в ХХ веке убедительно показывает, что настоящими алтайцами по духу, мировосприятию и даже образу жизни были многие русские, и вовсе не обязательно, чтобы мы вспоминали при этом известных деятелей культуры и науки. Двуязычие среди современных алтайцев—качественно новое явление, которое позволяет нам говорить о том, что русский язык для нас тоже становится родным. Так оно и есть по Л.Гумилеву, который говорил, что даже молекула вещества состоит из атомов, а атом—из элементарных частиц, что не снимает утверждения о целостности на том или ином уровне: молекулярном или атомном, или даже субатомном. Национальное самосознание—многослойное явление.

Я, к примеру, по своему рождению алтаец и, где бы я не был, им останусь. Но при этом в Москве я себя чувствую этническим сибиряком, а за границей—русским. А по большому счету алтайцы ли, татары, якуты ли—все мы, прежде всего, представители великой русской цивилизации с ее евразийским акцентом. Вот это и есть многослойный фактор в этническом самосознании. В этой связи я хотел бы сделать акцент на том, что русская цивилизация никого не порабощает и не колонизирует.

-И последний вопрос, Иван Итулович. Как Вы считаете, дают ли итоги переписи надежду на действительно устойчивое развитие нашей республики?
-Как я уже сказал, в целом для России эти итоги пока неутешительны, и они дают повод для федеральных властей задуматься над решением демографических проблем, причем в самые ближайшие годы. Для нашей республики эти итоги, на первый взгляд, оптимистичны. Но я вовсе не думаю, что они дают в нашем случае повод для самоуспокоения. Миграционные процессы, в которые вовлечена наша республика, далеко не всегда благоприятны для нас, и результаты переписи это фиксируют.

Почему за пределы республики уезжает молодежь из Майминского, Турачакского или, скажем, Усть-Коксинского района? Кто приезжает к нам в республику вместо них, и в какой мере у нас возрастают проблемы с появлением переселенцев, не имеющих представления о традициях, жизненных принципах и ценностях нашего народа? Как выстроить региональную политику с учетом реальных интересов нашей молодежи, желающей работать во благо республики? Вопросов после нынешней переписи много, и нам есть над чем работать.

 

Записала Нина Снегирева